Форма входа

Поиск

...

Мини-чат

Рисование

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Календарь

Карта

Block title

Пятница, 22.09.2017, 03:49
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Художник Виктор Астальцев

Заслуженный художник России Астальцев Виктор Владимирович (1927-94 гг.)

Краткие биографические данные  Заслуженного художника России
ВИКТОРА ВЛАДИМИРОВИЧА АСТАЛЬЦЕВА для интернет-сайтов, каталогов
и аукционов, информация для искусствоведов, коллекционеров,
любителей живописи, интересующихся сведениями о творчестве
живописца, основные даты жизни художника, краткий перечень
выставок и коллекций, где находятся произведения мастера, (к сожалению
пока неполный) опубликованы в разделе "Информация о сайте".
Перечень публикаций, который тоже пока ещё не в полной мере удалось
восстановить - в разделе "Публикации".
Дополнительные сведения о судьбе художника в
разделе "Мои статьи".

********************************************************************
При перепечатке сведений из любого раздела или публикации репродукций
живописных произведений Виктора Астальцева УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА-
делать ссылку на данный сайт.
********************************************************************
Для просмотра фотоальбома в полном объёме, нужно нажать левой
кнопкой мыши на "Фотоальбомы" в меню сайта. Откроются изображения и
слева от них надпись Категории раздела. Фотоальбом 1
Левой кнопкой мыши нажать на "фотоальбом 1". Он откроется.
ВВЕРХУ страницы СПРАВА переход на следующую страницу альбома.
Обозначено цифрами 1 2 3 ( страницы альбома)


ПАМЯТИ ХУДОЖНИКА

Богата земля наша российская народными дарованиями, разнообразны таланты
мастеров, любит и ценит народ русский красоту всякого рода. Особо почитали
всегда на Руси художников, являвших  зрителям  красоту Божьего творения, а 
не искажавших и не разрушавших его.
Среди людей, особенно тонко чувствовавших гармонию этого мира, был
живописец, который, по словам Михаила Алпатова, "подобно мастерам русского
искусства, таким как Аполлинарий Васнецов, Константин Коровин, Исаак Левитан
и Константин Юон, своим талантом служит почётной задаче воссоздания в
искусстве поэтического мира русской природы и русской архитектуры". 
В самом конце 1927 года в селе Месягутово на Южном Урале близ Уфы, в дивном
красотой природной краю, поэтически воспетом сказочником Павлом Бажовым,
родился замечательный русский художник Виктор Астальцев, творчество которого
один из постоянных посетителей его выставок назвал «прекрасными песнями о
Руси».
Придти в этот прекрасный красочный мир ему довелось в очень суровое время.
1928 год был годом "всеобщей коллективизации", шла острейшая борьба новой
власти с исконными традициями российского народа за тотальное насаждение
новых правил и устоев жизни в стране. Виктору шёл девятый месяц, когда  при
невыясненных  трагических обстоятельствах погибает его отец. Кому не угодил
природный уральский казак, бывший конник Чапаевской дивизии Владимир
Александрович Астальцев, дерзнувший в разгар богоборческого времени
жениться на поповской дочке? В те лихие годы разбираться в этом никто не стал.
После смерти матери - Лидии Ивановны - девятилетний мальчик оказался
"круглым сиротой", каких было много в то тяжёлое время. Долго он рос среди
случайных людей и дальних родственников, воспитывался в детском доме.
Мальчик рано научился рисовать, это скрашивало его существование в самые
страшные и трагические моменты. Тайга и скалы с могучими вековыми соснами
и елями - суровый и величественный пейзаж, запавший в душу на всю жизнь.
Свято любить и понимать красоту всего всего живого научила его разыскавшая
будущего художника бабушка - вдова расстрелянного в 1937 году священника
и иконописца отца Иоанна Левицкого. Екатерина Сергеевна Юрьева-Левицкая
водила мальчика в лес, в горы, учила восхищаться природой, небом, землёю,
видеть гармонию Божьего  мира, учила доброте и ответственности перед этим
миром. Её светлый образ художник  пронёс в душе и памяти до конца своих дней.
Часто вспоминал он и рассказы  старой учительницы Марии Ивановны Захаровой,
разглядевшей в сироте художественный талант, о российской истории, о русской
культуре, о старых «царских» временах. Эвакуированная из Москвы в годы
Великой Отечественной войны, она преподавала в школе черчение и рисование.
Занятия в кружке ИЗО, которым руководила Мария Ивановна, определили весь
жизненный путь художника. От двух этих, без преувеличения, великих русских
женщин, в самые страшные годы сохранивших национальные традиции, память о
культурных свершениях своего  народа, воспринял будущий живописец ту самую
ответственность перед неповторимыми созданиями предков, безвестных  зачастую
русских мастеров, создавших шедевры древнерусской архитектуры.
Эти шедевры и величие родной природы художник будет воспевать в своих
полотнах всю жизнь. А начиналось его творчество с детских рисунков, где он
трогательно и наивно, со светлой детской любовью изображал нежные
белоствольные берёзки, добрых домашних животных, иллюстрации к басням
Крылова, к классическим произведениям русской литературы, которые он всегда
любил и прекрасно знал. 
В шестнадцать лет Виктор уходит на фронт. Мальчишку-добровольца в 1944 году
отсылают на Дальний восток, подальше от большой войны, но через год война
приходит и туда. В перерывах между боями, рисуя портреты сослуживцев, танки и 
пушки, в редкие минуты отдыха, он вспоминал родной Урал, его былинные пейзажи,
любимую бабушку, молитвы которой хранили солдата в самые страшные моменты.
Провожая  внука на фронт, матушка Екатерина зашила текст молитвы в нагрудный
карман  гимнастёрки внука. Художник долго ещё после войны вспоминал, как много
раз под ураганным артогнём противника, он единственный из всего подразделения
оставался живым.
Страшные были времена, десятки миллионов жизней человеческих уничтожила
война, а сколько обожгла и покалечила - никому уже не счесть. Художник
Валентин Матвеев, выпускник Суриковского института вспоминает в своей повести
"Жития народные": - "Был у нас в институте такой Виктор Астальцев – воевал на
Дальнем Востоке с японцами. Среднего роста, худощавый, отменный живописец,
талантливейший, но пьющий. А с чего это началось? Их часть стояла на Сахалине.
Жили они в длинных землянках. Однажды ночью Виктор вышел наверх, а вокруг
море, звёзды – долго любовался. А когда вернулся – вся казарма была вырезана.
Все мёртвые... Он чуть умом не повредился, один остался на всём островке. А катер
со сменой придёт только утром. Ладно, знал, где каптёрка. Напился вусмерть.
Ещё бы! Слава Богу, не спятил …(Семнадцать лет ведь всего было!).
Уже на дипломной работе... Виктор сорвался в запой. (Мучили, видно, призраки
прошлого). Его могли застать спящим где-нибудь на полу в коридоре в самом
затрапезном виде. Хотя все, кто его знал, старались его куда-нибудь спрятать –
да не углядели. Модоров (тогдашний ректор МГХИ им.Сурикова, друг Ворошилова,
который очень ценил талантливого студента, но был весьма суров - учащиеся его
боялись до дрожи, но и любили тоже за справедливость) увидел его на перемене,
обходя мастерские. Мы, конечно, ахнули. Модоров подозвал нас и велел отнести
Виктора в его "Зил", стоящий во дворе, и увёз его в Кремлёвскую больницу.
Через месяц мы его увидели... нет, не его: поправившийся, ухоженный, с
полнозубой улыбкой, в хорошем костюме. Но самое главное – трезвый. До самой
защиты никто не решался предложить ему выпить. ... Зато работать стал как
одержимый. Сейчас – заслуженный художник."
Военный призыв служил в армии семь лет. В это время - в 1940-50 годах,
несмотря на все страшные душевные раны, нанесённые войной и семейными
трагедиями, пережитыми в детстве, Виктор Астальцев не расставался с карандашом
и кистью, учился на заочных курсах рисования и живописи народной академии
в Москве (Чемодан с армейскими рисунками, к сожалению, остался у фронтового
друга навсегда). И читал, читал запоем - каждую свободную минуту.
Ученик Астальцева - Михаил Дмитриевич Кузнецов, ныне известный уфимский
художник, вспоминает о своём первом учителе так: "Отличный, талантливый
художник. ...Он приезжал в наше село на этюды, у моей бабушки квартировал.
Меня многому тогда научил, академическому рисунку - тоже. Виктор
Владимирович говорил часто: "Хочешь быть хорошим художником, развивай
интеллект...Читай много, читай Пушкина, Лермонтова, Толстого..." ."
Демобилизовавшись в 1951 году, Виктор поступил в Московское художественное
училище памяти 1905 года на театрально-декорационное отделение. Учебную
практику проходил в Государственном Академическом Большом театре. В 1956-58
годах работал  художником-декоратором в Центральном детском театре в Москве.
Обладая прекрасными артистическими и вокальными данными, часто выходил на
сцену в массовке. А случалось, заменял, бывало, по воспоминаниям самого
художника, своего тогдашнего друга-приятеля - начинающего артиста ЦДТ
Олега Ефремова, впоследствии великого нашего актёра и режиссёра,  в небольших
ролях. Благо многие находили между ними внешнее  сходство в те молодые
времена, а после весёлых дружеских пирушек художник иногда оказывался в
лучшей форме, чем артист.
Несмотря на уговоры друзей-актёров бросить наконец «свою мазню» и заняться
артистической карьерой, в 1958 году, отработав положенные три года по
распределению, поступает в Московский художественный институт имени
В.И.Сурикова.
В Члены Союза Художников был принят в 1964 году - вскоре после блестящей
защиты диплома в институте. Большую часть из листов дипломной работы - эскизов
декораций и костюмов к опере Кабалевского "Никита Вершинин" приобрёл
Государственный театральный музей имени Бахрушина.
С 1957 года  активно участвует в многочисленных всесоюзных, республиканских и
областных выставках, что было совсем непросто в те атеистические годы.
Художнику, писавшему церкви и монастыри вместо партийных лидеров и съездов
КПСС, приходилось несладко. Пришлось даже к столетнему юбилею Ленина в 1970 г.
совершить двухлетнюю творческую поездку по ленинским местам. Но и в этой,
идеологически выдержанной серии, самого Ульянова-Ленина практически не было,
(кроме одного жанрового эскиза), а были величественные, воистину эпические
образы суровой сибирской природы. Да и несколько картин, посвящённых юбилею
Октябрьской революции ("Штурм Кремля", "Октябрьские дни 1917 г. в Москве" и др.)
представляют взору зрителя суровый образ бури, надвигающейся на извечный
символ православной Руси-Третьего Рима - на Московский Кремль с его
непорушеными тогда ещё храмами, часовнями, монастырями, с распростёршими
над православными святынями крылья византийскими двуглавыми орлами на башнях.
Но, несмотря на отсутствие востребованной компартией тематики, постоянно
проходят персональные экспозиции живописи Виктора Астальцева в Москве,
Подмосковье, в разных городах страны.
Несколько сотен его работ уже в те «невыездные» годы попадают за рубежи
Советского Союза: в США, Германию, Венгрию, Англию, Японию, Сирию, Грецию,
в Нидерланды, Швецию  и другие государства мира. Множество музеев и частных
коллекционеров в нашей стране приобретают его живопись.
Поклонники таланта ценят Астальцева за удивительное умение привнести
в реалистическую живопись тонкую декоративность и высокий символизм.
Он воссоздавал отечественную историю и родную природу не с холодной
фотографической точностью, а со страстью художника-патриота.
По крупинкам,«...по небольшим жемчужинкам он воссоздаёт целое ожерелье,
отбирая чудом сохранившиеся древнерусские храмы, уголки старой Москвы,
удивительные памятники Коломенского, Новгорода, других замечательных мест
России и создавая их композиционное целое, наполнив духом времени,
ощущением далёкого прошлого. …
Астальцев восхищён красотой старины. И он размышляет и предупреждает
своими работами, что памятники  созданы сердцем народа и их  надо не ломать,
а сохранять. Сам он человек высоконравственный, совестливый. Принесут ему
тот же холст,  который достали не честным путём, он заплатит, сколько запросят, 
а рисовать на нём не может. Душа не лежит.
- Писать надо, как видишь, как чувствуешь. Надо учиться у самой жизни, у
природы, - любил повторять художник. … Его полотна то светлы, то исполнены
печали, то радостны то, по-настоящему драматичны в изображении древней
истории. На одной из  выставок работ Астальцева можно было видеть, как люди
подолгу стояли у небольшого полотна, выполненного в серебристых и золотистых
тонах: воин на коне, башня, часть крепостной стены, узкая полоска холодного
северного моря, порыв ветра. Здесь вся Русь, могучая, непокорённая. Так и
хочется воскликнуть: «Тут  русский дух, тут Русью пахнет!»». 
Это строки из книги «Русь Васнецовская» писателя и журналиста Нинель
Ивановны Дмитриевой, одна из глав  которой посвящена Виктору Владимировичу
Астальцеву. К сожалению, труд этого автора, трепетно переживающего о судьбах
национальной культуры, вышел в год смерти художника и стал последней
капелькой в  довольно обширном когда-то потоке публикаций об Астальцеве. 
При жизни творчество живописца  высоко ценили лучшие художественные
критики страны, в том числе - академик с мировым именем Михаил Владимирович
Алпатов – один из «столпов», классиков российского и мирового искусствознания.
Алпатов активно интересовался работой художника ещё со студенческой скамьи,
(мэтр искусствоведения преподавал в суриковском институте), статью в альбоме
мастера, выпущенного в 1988 году издательством «Советский художник», написал
именно он. Это  практически единственный труд великого искусствоведа,
посвящённый русскому художнику советского периода. Близкий друг Пикассо,
величайший знаток мировой художественной культуры и автор многочисленных
трудов по истории древнерусского искусства не сильно жаловал соцреализм.
Задумывал М.В.Алпатов эту работу как большой альбом с более чем сотней
репродукций (о чём свидетельствует его письмо, хранящееся в семейном архиве),
но тема русской истории и русского пейзажа в то время показалась издателю
недостаточно актуальной и необходимой.
Статья о В.В.Астальцеве опубликована в многотомном Международном словаре
лучших художников мира, издававшегося в Дрездене в 1980-е годы.
Публикации в десятках отечественных и зарубежных периодических изданий высоко
оценивали вклад художника в мировую  художественную культуру. Конечно,
справедливости ради, надо сказать, что такой широкомасштабной рекламы и
пропаганды, как творчество официальных придворных художников, искусство
Астальцева, естественно не получило. Не влился он и в ряды андеграунда с Малой
Грузинской, т.к. всегда был очень далёк от всяческой политики, протестной
общественной активности, жил только творчеством, живопись была абсолютным
смыслом его существования. Он мог писать по 24 часа в сутки, ходил на этюды в
30-40-градусные морозы. Последние годы жизни художника отмечены как широким
всероссийским и международным признанием в узких кругах знатоков (готовилось
присвоение звания Народного художника, издание достойного альбома живописи,
избрание членкором Академии Художеств), так и многими  драматическими, порой
трагическими и загадочными событиями. Наивный, как ребёнок, не утерявший под
жестокими ударами судьбы чистого детского восприятия действительности, мастер, к
сожалению, не очень разбирался в людях, не подозревал в окружающих коварства
и жестокости, т.к. сам, обладая детской трепетной любовью ко всему живому, даже
живой рыбе голову отрезать никогда не мог. Тем более не мог идти по головам,
расталкивать локтями. Не мог защитить себя от коварных хапуг. Не видел в человеке
злого умысла. Верил лживым жуликам и льстивым проходимцам, которые нажили
состояния, обворовывая его. Доверял людям, имевшим очевидные для большинства
корыстные намерения, тем, кто постоянно пытался его споить и ограбить.
8 декабря 1994 года Виктор Владимирович Астальцев  умер при невыясненных до
сих пор обстоятельствах в своей мастерской. Большая часть его огромного
художественного наследия, в числе которой оказалось много знаковых, 
«программных» работ, тех картин, которые для знатоков являются визитной карточкой
художника, сразу после кончины мастера исчезли из его мастерской и квартиры и
растворились в неизвестности. Потом уже нашлось множество свидетелей,
рассказавших о том, что и при жизни весьма значительная часть коллекции живописных
полотен беззастенчиво и преступно была украдена. Но было уже поздно что-то делать.
Огромное творческое наследие художника, величественная панорама целого пласта
русской культуры, зачастую уже не существующей, созданное титаническим трудом в
сложнейших условиях, в нищете, в лишениях ушло в неизвестность, как вода сквозь
песок. И настало ЗАБВЕНИЕ. Прошло с момента кончины уже несколько крупных
юбилейных дат. Но нет возможности провести юбилейные выставки.  В руках дочери
художника осталось крайне небольшое количество произведений. Несмотря на
наличие высокохудожественных, мирового уровня произведений, качество этой
"коллекции" в целом, сложившейся по  принципу «то, что не успели украсть»
не даёт возможности представить зрителю объективно истинное творческое лицо
Живописца. Многие прекрасного качества работы не были украдены из мастерской
потому только, что требуют серьёзной реставрации (а стало быть требуют больших
финансовых вложений до того, как могут принести финансовую прибыль). А ряды
старых его поклонников и ценителей, коллекционеров его живописи с каждым годом
редеют.
В последние годы на аукционах и в интернет-магазинах вдруг стали появляться
картины художника. Увы, большинство из них отнюдь не первостепенные, случайные.
Попадаются откровенные подмалёвки, недописанные, испорченные или счищенные
вещи, этюды, эскизы – рабочий подготовительный материал, кухня мастера, не
предназначенная для демонстрации зрителю. Многие из этих работ лежали на полках
в мастерской под запись или как эскизы к серьёзным выставочным работам, а после
смерти Астальцева исчезли. Есть в продаже и вещи, вызывающие сомнение в
авторстве художника. Это тоже способствует созданию искажённого представления о
творчестве Астальцева, да и о ценности этого творчества в глазах современного
ценителя искусства.
Остаётся только только воспользоваться достижениями современных технологий
и создать виртуальный выставочный зал -  сайт художника. Спасибо добрым людям,
присылающим нам фотографии имеющихся у них работ. Правда те самые - знаковые,
опубликованные и признанные при жизни автора - картины пока так и не появились
в поле зрения, но будем надеяться, что когда-нибудь и они вернутся к нашему
российскому зрителю.  Надеемся, что с помощью почитателей таланта русского
художника Виктора Астальцева наша виртуальная галерея будет расширяться.

P.S.
Для просмотра фотоальбома в полном объёме, нужно нажать левой кнопкой мыши на
"Фотоальбомы" в меню сайта. Откроются изображения и слева от них надпись
"Категории раздела". Фотоальбом 1 и фотоальбом 2
Левой кнопкой мыши нажать на фотоальбом 1. Можно под любой репродукцией.
Альбом откроется. Вверху страницы -
переход на следующую страницу альбома.

Для связи a.v.sol@mail.ru   
телефон 8 929 634 64 22  Ирина Викторовна Астальцева (Соловьёва) -
дочь художника, искусствовед, член АИС (Международной Ассоциации
искусствоведов).

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ
Астальцев Виктор Владимирович (29.12.1927–8.12.1994).  Живописец.
Заслуженный художник РСФСР (1989). Награжден дипломами, почетными грамотами
медалями за участие на республиканских выставках «Советская Россия».
Родился в селе Мясогутово на Южном Урале близ Уфы. С 9 лет - круглый сирота,
детдомовец. Сиротство и клеймо "член семьи врага народа" сделало детство
трудным и суровым.
Ветеран Великой Отечественной войны. В шестнадцать лет добровольцем ушёл на
фронт. Участвовал в боевых действиях против Японии. Награжден медалью
«За Победу над Японией», орденом "Отечественной Войны", юбилейными медалями
и памятными знаками.
С 1944 по 1951 год - служба в рядах Советской армии.
За это время (1948-50) окончил заочные курсы рисования и живописи Народной
академии искусств при Всесоюзном доме народного творчества им.Крупской в
Москве. Творческая деятельность фронтового художника началась в 1944 году.
С 1951 года жил и работал в Московской области и в Москве.
Учился в Московском областном художественном училище «Памяти 1905 года»
(1951–1956) у В.А.Шестакова на театрально-декорационном отделении,
и в Московском государственном художественном институте имени В.И.Сурикова
(1958–1964) у А.М.Кузнецова, М.И.Курилко, П.П.Соколова-Скаля, В.Г.Цыплакова,
А.Т.Даниличева. Работал художником-декоратором в ГАБТ (Большом театре)
(1954-56), и в ЦДТ  (Центральном Детском театре) (1956-58).
Член Московской областной организации Союза Художниов СССР (1964).
Является признанным мастером лирико-эпического и историко-архитектурного
пейзажа.
Целью автора всегда являлось стремление дать зрителю почувствовать, как
«живут» архитектурные памятники среди русского ландшафта. Живописец
стремился показать их органичность, неотъемлемость от родной природы, хотел
внушить уважение к драгоценным остаткам старины, пробудить любовь к ней,
дать почувствовать современникам их ответственность перед созданиями предков.
Прежде чем обратиться к своей любимой теме – историко-архитектурному пейзажу,
художник завоевал симпатии зрителей целым рядом эпических и лирических
пейзажей, воспевающих природу Подмосковья, Урала, Сибири.
В течение двадцати лет Астальцев писал архитектурные памятники
подмосковного села Коломенское, которые сохраняют неповторимую прелесть
заповедного уголка Древней Руси. Живописец стремился подчеркнуть
гармоническое единство природы и архитектуры – творения рук человеческих.
Целая серия монументальных полотен разных лет доносят до зрителя красоту
и величие Московского кремля, Красной площади и храма Покрова на рву
(собор Василия Блаженного). Максимально много работал на пленере,
большинство лучших картин - натурные. Очень много ездил по России в
творческие командировки.  Он воссоздавал отечественную историю не с
холодной фотографической точностью, а со страстью художника-патриота.
Многим музеям дарил целые коллекции живописи.
Много занимался обучением и консультациями самодеятельных художников.
Был членом Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры,
шефствовал над провинциальными музеями, являлся членом комиссии
ветеранов ВОВ, председателем президиума творческого объединения
художников Кунцевского района Москвы.
Участник многочисленных выставок, в том числе: всесоюзная выставка,
посвященная фестивалю молодежи и студентов (1957), зональные выставки
«В едином строю» (1964, 1967, 1969, 1971), выставка, посвященная XXIII съезду
КПСС (1966), выставка «Защитникам Москвы посвящается» (1966), всесоюзная
выставка «Памятники древнерусской архитектуры» (1967), выставки художников-
ветеранов ВОВ (1967, 1970), всесоюзная выставка театра и кино (1968),
всесоюзная выставка «50 лет Советской Армии» (1968), республиканские выставки
«Советская Россия» (1970, 1975), зональные выставки «Подмосковье» (1980, 1984,
1990), всесоюзная выставка, посвященная XXVI съезду КПСС (1981),
республиканская выставка «Памятники Отечества» (1987).
Персональные выставки (1957–1991) в Москве:
(Государственный исторический музей, Выставочный зал Союза Художников на
Кузнецком мосту, Выставочный зал СХ на ул.Горького Тверской), Дом Учёных на
Пречистенке, Дом Дружбы с народами зарубежных стран на Воздвиженке,
Выставочный зал на ул.Разина (Варварка), Всероссийское Общество охраны
памятников истории и культуры, Музей Вооружённых сил СССР, Центральный
государственный музей В.И.Ленина, ЦДРИ - центральный дом работников искусств,
коллекция международной художественной галереи "Никор" и др.)
1969-1970 Выставка в Ульяновске по итогам творческой поездки в Ульяновск,
Минусинск, Шушенское, на Урал. 
1971 - Персональная выставка в г.Химки Выставочный зал МОСХ
1973 - Персональная экспозиция в Северодвинске
1984 - Выставка в Праге, Чехословакия
1984-1985 Персональная выставка в музее Горки Ленинские
1985-1986 Персональная выставка в городе Видное
(подробнее см.раздел "Информация о сайте)
Основные работы: цикл полотен «Древние памятники архитектуры», цикл
"Памятники музея-заповедника "Коломенское", циклы архитектурных пейзажей
"Малые Карелы» и "Ферапонтово", историко-архитектурный цикл "Московский Кремль
и Красная площадь", серия полотен "Родина.Южный Урал", серия "Старое Кунцево",
цикл пейзажей "По ленинским местам. Ульяновск, Минусинск, Шушенское, Горки".
Наиболее известны широкой художественной публике картины: "Даниловский
монастырь в Переяславле Залесском","Коломенское.Древние дубы",«Русь в огне»,
«Московский Кремль», «Храм Василия Блаженного», «Горки Ленинские.Беседка»,
«У Иверских ворот», «Октябрьские дни 1917 года», «Березки», «Село Шушенское –
место царских ссылок», «Северная Русь», «Древний Новгород», «Церковь в Дьякове»,
«Звенигород», «Коломенское», «Сосна.Южный Урал», «Февральское солнце»,
"Малые Карелы", «Скалы. Южный Урал», «Перед грозой», «Лесное озеро.Подмосковье»,
«Просторы. Малые Карелы», «Над могилой отца. Урал», «Осень. Вологодский край»,
«Симбирск. Набережная», "Суздаль".
Работы находятся в Государственном историческом музее, Центральном музее
Ленина, в Центральном музее Вооруженных сил СССР, Государственном Центральном
театральном музее им. А.А.Бахрушина, Государственном музее-заповеднике
«Коломенское», музее истории и реконструкции Москвы,  Художественном фонде
России, музее-заповеднике «Ферапонтов монастырь», музее В.И.Чапаева (Балаково),
доме-музее А.М.Герасимова (Мичуринск), историко-краеведческом музее г.
Северодвинска, картинных галереях Петрозаводска, Брянска, Серпухова,
Комсомольска-на-Амуре, Кокчетава, Тарусы, Свердловска, Ульяновска, в собраниях
Министерства культуры России, международной художественной галерее "Никор",
Национальном музее (Берлин), художественной галерее (Дамаск,Сирия), музее
Феногенского Исторического общества (Портленд, штат Орегон США), собрании
Яноша Кадора в Венгрии, коллекции Гесса Холла в США, в частных собраниях и
галереях в России, Японии, Греции, Англии, Германии, Нидерландах, Швеции, Польши,
США, Сирии.
Начиная с середины 1960-х годов постоянно выходят публикации в Советской прессе,
с конца 1970-х - в периодических изданиях Греции, СЩА, ГДР и других стран.
Публикации в десятках отечественных и зарубежных периодических изданий высоко
оценивают вклад художника в мировую художественную культуру. Последние годы
жизни мастера отмечены достаточно широким всероссийским и международным
признанием (в т.ч. готовилось присвоение звания Народного художника и избрание
в членкоры Академии Художеств, издание более полного альбома-монографии).
Творчество живописца высоко ценили лучшие художественные критики страны, в том
числе - искусствовед с мировым именем, академик М.В.Алпатов, написавший статью
в альбоме "Романтика древней архитектуры, изданного в 1988 г. (Москва,
"Советский художник", серия "Мир глазами художника), он же и добился этого
издания. Статья об Астальцеве опубликована в многотомной Дрезденской
энциклопедии лучших художников мира, издававшейся в ГДР в 1980-х годах.
(подробнее о публикациях можно посмотреть в разделе "Публикации").
Картины художника опубликованы на многих интернет-ресурсах.
Репродукция картины "Даниловский монастырь в Переславле-Залесском"
включена в школьный учебник по изобразительному искусству: Шпикалова Т.Я.
"Изобразительное искусство и художественный труд."2008 г.
Экспертиза Союза Антикваров России , проведённая в 1995 году- комиссия в
составе Г.Анисимова и Л.Дьяконицина - присвоила Заслуженному художнику России
Астальцеву В.В. 5 ранг из 24 существующих по классификации Европейской
Ассоциации искусства.